Легендарные снайперы: Василий Григорьевич Зайцев

 Василий Григорьевич Зайцев - охотник с Урала

 

Василий Григорьевич Зайцев

Василий Григорьевич Зайцев

 

Василий Григорьевич Зайцев родился 23 марта 1915 года в деревне Еленинка (Еленинское) что на Южном Урале, Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии тогдашней Российской Империи. Его отец, потомственный охотник Григорий Андреевич, был призван в царскую армию осенью 1914 и в то время воевал за Веру, Царя и Отечество с германской Императорской армией на полях Первой мировой в составе 8-й армии под командованием генерала Брусилова.

Домой он вернулся инвалидом. Об охоте, промысле, в основном кормившем семью да и практически всех жителей деревни, пришлось забыть. А альтернативы практически не было. Но жить было как-то надо, ведь семейство было немалое. Так что воспитанием и обучением внука охоте занялся его дед, Андрей Алексеевич: он учил мальчика читать следы лесных зверей, выслеживать добычу, маскироваться в лесу, всегда брал его с собой на охоту. Смастерив лук и стрелы, учил меткой стрельбе. А когда внуку исполнилось 12 лет, подарил ему роскошный по тем временам подарок - берданку 20-го калибра с полным патронташем боеприпасов. И обучение вышло на качественно новый уровень, в результате чего, к 15 годам он превратился в исключительно умелого и меткого охотника, умевшего подбираться к добыче вплотную незамеченным и метко стрелять навскидку на значительные дистанции поражая цель единственным выстрелом.

Образования у будущего прославленного снайпера в то время не было, школу в Еленинке так и не открыли, а читать и писать его научила бабушка. В 1929 году у горы Магнитной, что в Челябинской области, развернулась грандиозная стройка, позже оформившаяся в целый город - Магнитогорск (на месте казачьей станицы Магнитная) с его знаменитым металлургическим комбинатом. Туда-то и занесло неизвестно какими путями Василия. Невысокий, коренастый, необычайно крепкий парень за короткое время стал ударником строительства, попутно закончив вечернюю семилетку, а затем - окончил курсы бухгалтеров.

В 1937 году он уже служил на Тихоокеанской флоте, где по окончании военно-хозяйственной школы был назначен начфином части. 22 инюня 1941 года, Василий встретил в звании главного старшины. За пару месяцев он написал пять рапортов с просьбой отправить его на фронт, но начальство "тянуло волынку", так как в то время ожидалось начало активнных боевых действий против японской Императорской армии.

Так и не отправили бы его в действующую армию, пока, очередной раз получая в банке денежное довольствие на полк, он не услышал за спиной женские перешептывания: вон, гляньте, какие здоровенные лбы кассирами попристраивались !…  Василию стало до того не по себе, до того обидно, что сразу по возвращении в расположение части вломился к командиру и сказал напрямую: по хорошему не отпустите - попаду штрафником через военный трибунал! После этого случая, просьба начфина была удовлетворена.

Как раз в то время, во Владивостоке, из моряков-тихоокеанцев формировалась 284-я стрелковая дивизия, которую должны были бросить прямо в в пекло Сталинградской битвы. И как ни жаль было командиру расставаться с толковым, исполнительным и дисциплинированным начфином но, скрепя сердце, он оформил главному старшине Зайцеву Василию Григорьевичу перевод туда рядовым бойцом. Через неделю, батальон в полном составе погрузили в теплухи и повезли по направлению в пылающему и грохочущему Сталинграду.

В ночь с 21 на 22 сентября 1942 года, 284-я дивизия под командованием полковника Николая Батюка в полном составе без потерь переправилась на правый берег Волги, в разрушенный Сталинград. И с ходу - в бой! Ворвавшихся на территорию полуразваленного метизного завода советских морпехов, враг сначала попытался тупо сжечь артиллерийским и минометным огнем. Позже, прилетевшая эскадрилья "Юнкерсов" подожгла 12 каким-то чудом уцелевших емкостей-бензобаков с бензином, превратив территорию завода в сплошной пылающий ад. Но бойцы не сдавались, проявляя невиданное упорство. Мало того, срывая с себя горящую одежду, они пошли в атаку.

Яростные бои продолжались пять дней и ночей, сражения шли за каждый цех, каждый этаж, каждый коридор, комнату, помещение, лестничную клетку. Много раз доходило до рукопашки, где бойцы обеих сторон крошили друг-друга всем, чем только можно было. В одном из таких ближних боев, Василий получил штыком ранение в плечо. Образовалась глубокая колото-резаная рана. Левая рука отнялась. Встал вопрос об эвакуации в тыл. Но водное сообщение по Волге, буквально кипевшей от разрывов снарядов и бомб, в очередной раз нарушилось. И Василию пришлось остаться, да и сам он эвакуироваться не хотел, произнеся свою знаменитую фразу: За Волгой для нас земли нет!

Но как воевать с одной рукой? В батальоне капитана Котова, был рядовой Николай Логвиненко. У него все наоборот: руки были целые и исправно работали, но вот ноги от полученной контузии - как ватные. Василий предложил Николаю: ты заряжай винтовки, а я и одной рукой буду немцев класть. И они выстояли. Буквально через неделю рука зажила настолько, что Василий стал поражать врага самостоятельно и, как всегда - без промахов. Из обычной трехлинейки без оптического прицела, он валил вражеских солдат единственным выстрелом с полукилометра.

Комполка майор Метелев стал посылать Зайцева и на другие участки обороны, занятой в разрушенных заводских цехах. Таким образом, за 10 дней он уничтожил 42 гитлеровцев (снайперы, офицеры, связисты, дальномерщики, корректировщики, пулеметчики).

Среди бойцов с обеих сторон быстро распространился слух о необыкновенно метком стрелке, который не промахивается. Свои - радовались, чужие - боялись. 21 октября его тезка, командующий 62-й армией В.И. Чуйков, вручил Зайцеву еще редкую в советских войсках снайперскую винтовку Мосина с оптическим прицелом и  номером 28-28, предложив возглавить группу из 10 наиболее способных, специально отобранных стрелков для обучения их снайперскому искусству. Впоследствии, на передовой, "зайчата" (так в 62-й армии прозвали его учеников) работали парами, подстраховывая друг друга и демонстрируя класс не ниже класса хваленых снайперов Вермахта, которых, благодаря стараниям "зайчат", в разбомбленном Сталинграде становилось все меньше и меньше.

Нацисты не могли продвинуться вперед и не чувствовали себя в безопасности нигде. Вести о Василии Зайцеве и наносимом им и его снайперской группой колоссальном уроне дошли до командования шестой армии фельдмаршала Паулюса. Оттуда - к командованию Вермахта, в Берлин. Как следствие, в первых числах ноября 1942 года, в Сталинград, инкогнито, с  документами на имя Эрвина Кёнига с заданием ликвидации советских снайперов на сталинградском участке и приоритетным заданием ликвидации Василия и всей его группы прибыл сам начальник школы снайперов полевых войск SS в Цоссене - штандартенфюрер SS Гейнц Торвальд.

Долгое время, опытный и очень опасный Торвальд ничем не проявлял себя. Он изучал тактику и стратегию работы советских снайперов, оставаясь незамеченным. Действовать он начал внезапно. Первыми под его пулями пали два самых способных ученика Василия - Морозов и Шейкин. Третьим пал офицер Данилов, отправившийся в составе снайперской группы Василия на "охоту на волка" в первый же день: он только на мгновение высунул голову из укрытия - и тут же получил пулю от SS-овского спеца.

Попался гитлеровский ас снайпинга глупо - на "куклу". Сам поединок продолжался три дня. Вот как вспоминает те события сам Зайцев в своих мемуарах:

"- Я долго всматривался во вражеские позиции, но его засаду найти не смог. По быстроте выстрела я заключил, что снайпер где-то прямо, - воспроизводит напряженнейший поединок Василий Григорьевич.

- Продолжаю наблюдать. Слева - подбитый танк, справа - дзот. Фашист в танке ? Нет. Опытный снайпер там не засядет (слишком приметная цель). В дзоте ? Тоже нет - амбразура закрыта плотно. Между танком и дзотом, на ровной местности, лежит железный лист с небольшой грудой битого кирпича. Давно лежит, примелькался. Ставлю себя в положение противника и задумываюсь, где лучше занять снайперский пост. Не отрыть ли ночью ячейку под тем листом? Сделать к нему скрытые ходы..."

Василий решил проверить свои предположения. Надел на дощечку варежку, он приподнял ее. Торвальд клюнул! Осторожно опустив приманку и рассмотрев пробоину от пули, Зайцев убедился: никакого сноса нет, прямое попадание. Значит, противник под железным листом…

Теперь его надо было выманить, "посадить" на мушку хоть на мгновение и уложить одним точным выстрелом. Но сейчас же этого добиваться бесполезно. Враг был очень опытный и искушенный. Для этой задумы нужно время. Главное, Зайцев уже понял его характер. И был уверен: это гнездо Гейнц не поменяет, слишком удачное. А вот им позицию надо обязательно сменить.

За ночь оборудовали новую ячейку и засели туда еще до рассвета. Когда взошло солнце, Куликов сделал "слепой" выстрел - для того, чтобы заинтересовать противника. Затем полдня выжидали - блеск оптики мог выдать. В послеобеденное время их винтовки оказались в тени, зато на железный лист, под которым прятался "Кёниг", упали прямые солнечные лучи. И вот, у края листа что-то заблестело. Выложенный для приманки осколок стекла или оптический прицел?

Куликов осторожно, как это умели делать лишь самые опытные снайперы, стал приподнимать надетую на автоматный ствол каску. Тут же - выстрел. Напарник Зайцева громко вскрикнул и на миг показался в поле зрения.

"Наконец-то  советский  снайпер,  "главный  заяц",  за которым  охотился четыре  дня,  убит!  -  подумал, наверное, немец,  и высунул  из-под  листа полголовы, Я ударил. Голова  фашиста осела, а оптический прицел его винтовки все так же блестел на солнце - вспоминал кульминационный момент Василий Григорьевич. - Куликов лежал на дне траншеи и заливался громким смехом. Беги! - крикнул я ему. Николай  спохватился и пополз  за мной  к  запасному посту. А  на  нашу засаду фашисты обрушили артиллерийский огонь".

Зайцев и Куликов вытащили из-под железного листа труп германского снайпера ночью, в разгар боя, когда на этом участке советские войска пошли в атаку и потеснили врага. Пуля попала Торвальду в лицо и вышла из затылка, навылет пробив каску. В кармане френча убитого лежали документы на имя майора Кенига. Зайцев доставил их командиру дивизии. Винтовку (Mauser 98k) застреленного противника Василий не стал забирать и отдал сборщикам трофеев, а вот цейсовский 10х прицел оставил себе.

За этот снайперский поединок, двенадцатый по счету, Василий был награжден Орденом Красного Знамени, ему было присвоено офицерское звание.

 

Василий Григорьевич Зайцев. Фронтовое фото

Василий Григорьевич Зайцев. Фронтовое фото

 

Буквально сразу после этого поединка, перед Зайцевым и его снайперами в количестве 13-ти человек была поставлена боевая задача: сорвать намечающееся наступление врага на одном из участков фронта. Выдвинувшись на боевые позиции, "зайчата" открыли коллективную охоту. Ее смысл ее заключался в  том, чтобы еще до начала  наступления обезглавить роты  и батальоны  противника ликвидируя офицеров в первую очередь на командных и наблюдательных пунктах в глубине боевых порядков нацистов. План удался, наступление было сорвано. Но враг все же пошел в атаку. Дальнейшие события Василий Григорьевич описывет в своих мемуарах:

"- Но  атака  все  же началась.  Кто-то с далекого  командного  пункта, до которого  не доставали  наши пули,  гнал  немецких  солдат  на  гибель. Наши пулеметчики, стрелки, артиллеристы отрезали им пути отхода, прижали к земле. Мне даже  показалось, что  они ждут лишь момента, чтобы поднять руки. И  тут черт  дернул  меня отличиться  в  захвате пленных. "Черт"  -  это тот самый боевой азарт, который порой затмевает разум...

Выскочил я  из  своей  стрелковой ячейки, дал желтую  ракету - сигнал своим: "переносить огонь вглубь" - и бегу туда,  где,  казалось, ждут нас, чтобы сдаться в плен, немецкие  солдаты. Бегу,  размахиваю руками,  дескать, вот  я, идите  ко мне с поднятыми руками! Действительно, поднялось несколько немцев. И  в этот момент зарычал "ишак" - немецкий  шестиствольный миномет.
По своим, гады, дали залп  осколочными  шестипудовыми минами. Одна  из  этих "дур" летела прямо на меня. Я видел, как она переворачивалась в воздухе. Кто бы мог подумать, что, немецкие минометчики будут бить по своим пехотинцам! А я даже не хотел припадать к земле, чтобы не уронить себя перед немцами. Мина упала от меня метрах  в  тридцати, подпрыгнула - и взрыв! По лицу хлестнул горячий, с огненными осколками, воздух - и сразу к глазам прилипла густая, вязкая  темнота.  Прилипла - с  колючей  болью  в  роговицах,  с  огнем, прожигающим мозг до самого затылка, и тошнота, тоже липучая и неотступная".

Когда бой закончился, павших советских бойцов стали свозить к братской могиле. Похоронная команда доставила туда и бездыханного Василия. И наверняка лег бы он в сталинградскую землю навечно, но медсестра (фамилия ее, узнал потом Зайцев, была Виговская) приложила ухо к его груди. И услышала биение сердца. Едва не похороненного заживо снайпера отправили за Волгу.

Очнулся он в госпитале с плотной повязкой на глазах. Совершенно слепым. Кровоизлияние в глазное дно, засыпанная песком роговица, полная потеря зрения. Но глазные хирурги совершили чудо и, после нескольких сложнейших операций, проведенных под руководством академика Владимимра Петровича Филатова, Василий снова стал видеть не хуже прежнего.

20 февраля 1943 г. Москва, Кремль. Председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Калинин вручил ему Звезду Героя Советского Союза и орден Ленина. А на другой день Зайцев вместе с другими знаменитыми стрелками со всех фронтов до глубокой ночи сидел на совещании в Генеральном штабе, которое собрал генерал армии Ефим Щаденко для обмена снайперским опытом и его дальнейшего распространения.

Рассказ Василия Григорьевича о том, как за два месяца боев он уничтожил 242 гитлеровца и прямо на переднем крае обучил 28 снайперов (а те, в свою очередь, положили на волжском берегу еще 1106 немецко-фашистских захватчиков), Главное Политуправление Красной Армии издало брошюрой. Самого стрелка-героя отправили обучаться на Высшие академические курсы "Выстрел".

Затем вернулся в действующую армию, был командиром зенитной батареи и зенитного дивизиона. Участвовал в освобождении Одессы, Донбасса, битве за Днепр, Ясско-Кишиневской и Берлинской операции. На Зееловских высотах он снова получил тяжелое ранение и 9 мая 1945 года встретил в Киеве на госпитальной койке. Но в Берлин он все-таки съездил, где на ступенях полуразрушенного Рейхстага, его боевые товарищи вручили ему его снайперскую винтовку, которая после Сталинграда стала в 284-й гвардейской дивизии самой дорогой реликвией и переходила лучшему стрелку. Эту винтовку можно было увидеть в Москве, в Центральном музее Вооруженных Сил, в настоящее время, она находится в Волгограде в музейном комплексе "Сталинградская битва" как и оптический прицел от винтовки его главного противника (в настоящее время - снят с экспозиции).

 

Снайперская винтовка Василия Григорьевича Зайцева

Снайперская винтовка Василия Григорьевича Зайчева. На металлической табличке, прикрепленной к прикладу, надпись: "Герою Советского Союза Зайцеву Василию, который похоронил в Сталинграде больше 300 фашистов". Волгоград. Музейный комплекс "Сталинградская битва".

 

После войны, Василий Зайцев остался в Киеве, где был назначен комендантом Печерского района. Жизнь героя не была сладкой. Постоянно напоминали о себе семь боевых ранений. Осенью 1945 года в звании гвардии капитана был демобилизован по состоянию здоровья. В 30 лет - инвалид II группы. Но бойцовский дух, несгибаемый характер и воля к преодолению всех невзгод, препятствий и любых болезней по-прежнему наделяли его колоссальной силой.

Василий Григорьевич успешно закончил обучение в Киевском технологическом институте легкой промышленности, женился, много лет занимал должность директора швейной фабрики "Украина", одной из крупнейших в СССР. Возглавлял техникум легкой промышленности. Участвовал в армейских испытаниях винтовки СВД. Его именем назван теплоход, курсировавший по Днепру. Решением Волгоградского городского Совета народных депутатов от 7 мая 1980 года за особые заслуги, проявленные в обороне города и разгроме немецко-фашистских войск в Сталинградской битве был удостоен звания Почетного гражданина города-героя Волгограда.

 

Василий Григорьевич Зайцев

 

Не смотря на то, что был награжден золотой Звездой Героя Советского Союза, 4-мя орденами, 12-ю медалями он, обладая природной скромностью, никогда не кичился наградами и не любил носить их, почти всегда надевая их по настоянию супруги. Был радушным и открытым человеком.

Герой почил 15 декабря 1991 года и был похоронен на Лукьяновском военном кладбище Киева вопреки своему завещанию, в котором он указывал, что хочет быть похороненным в защищенной им сталинградской земле.

 

Кенотаф Василию Григорьевичу Зайцеву на Лукьяновском военном кладбище в Киеве

Кенотаф Василию Григорьевичу Зайцеву на Лукьяновском военном кладбище, Киев

 

31 января 2006 года его прах был перевезен в Волгоград и перезахоронен во всеми воинскими почестями. Однако кенотаф Василию Григорьевичу Зайцеву был сохранен и по сей день находится на Лукьяновском военном кладбище. В 2011 году там была похоронена его жена Зинаида Сергеевна.

 

Надгробная плита В.Г. Зайцеву на Мамаевом кургане

Надгробная плита В.Г. Зайцеву на Мамаевом кургане

 

В мае 2014 года, в деревне Еленинка был установлен памятник герою.

Василий Григорьевич является автором двух учебников для снайперов, написанных в годы войны, а также мемуаров "За Волгой земли для нас не было" (Москва, 1981 год).

Отображен в двух фильмах: "Ангелы смерти" (Россия - Франция, 1993 год) и "Враг у ворот" (ориг. "Enemy at the Gates", США - Великобритания - Германия - Ирландия, 2001 год).

В компьютерной игре "Сталинград" появляется как одиночный снайпер в одной из названных в его честь бонусных миссий.

В 2013 году был снят документальный фильм "Легендарный снайпер", который и представляется вашему вниманию.

 

Крылатые фразы

Самая трудная профессия - быть человеком.

Хосе Марти
top


Снайперское оружие и боеприпасы

Вся информация, опубликованная на сайте, носит исключительно ознакомительный характер. Администрация сайта sniper-weapon.ru не занимается продажей и распространением огнестрельного или какого-либо другого оружия, боеприпасов, амуниции, военного снаряжения и сопутствующих аксессуаров.

Copyright © 2013-2017